Бюджетный дефицит

Торговцы облигациями, которые, не в обиду им сказано, порой тупы как валенки, в любой момент могут начать реагировать на официальный бюджетный дефицит, уже сейчас составляющий почти 5% ВВП. Другой точкой возгорания может стать отставка Алана Гринспена. Гринспен уже так давно поучает рынок облигаций, как и о чем ему думать, что там все уже давно разучились мыслить самостоятельно. Его уход может подтолкнуть к переосмыслению финансовых и бюджетных проблем.

Последовательность событий может быть приблизительно такой. Гринспен уходит. Доллар начинает слабеть, а процент по долгосрочным облигациям повышаться. Бюджетное управление Конгресса публикует предостережение о фискальном дисбалансе. Аналогичный доклад публикует Международный валютный фонд. Долгосрочные процентные ставки продолжают расти. Из-за ослабления доллара растут цены на импорт, и инфляция поднимает голову. Долгосрочные процентные ставки становятся двузначными. Фондовый рынок тонет. Федеральный резерв печатает деньги, чтобы понизить процентные ставки, но от этого долгосрочный процент ползет вверх еще быстрее. Экономика начинает сваливаться в рецессию. Бюджетный дефицит достигает 7% ВВП. Инфляция становится двузначной. В безнадежной попытке подстегнуть экономику правительство сокращает налоги. Япония и Евросоюз еле держатся. И пошло-поехало.

Комментарии запрещены.